Поделитесь Вашими
трудностями.
Позвоните мне

+7 (921) 940-57-94
Заказать обратный звонок

 Телефонные террористы — это люди, живущие среди нас. Безусловно, обычный, законопослушный, социально адаптированный человек на такое не способен ни при каких обстоятельствах. Это люди, имеющие антисоциальное (нарушение законов и прав других людей) расстройство личности. И антисоциальное поведение порождает не сама по себе личность, а ее взаимодействие со средой.

— А подозрительность? Когда самый безопасный предмет вызывает панику?

— Это не относится к расстройству личности. Это общая тревога граждан. Их тревожат бесконечными военными событиями и криминалом по телевизору, в Интернете, в газетах. Это уже вопрос к государству и СМИ. Нужна очень четкая грань между гласностью и засильем насилия на экранах телевизоров. Важна и подача материала. Это этика журналистики. Ведь и о телефонных террористах можно рассказать так, что это явление будет представлено как психиатрическая эпидемия. Что, безусловно, вызовет лишнюю тревогу у граждан. Это искажение сути явления его подачей. Но рейтинги СМИ поднимет. Так что вернемся к нашему разговору.

— Телефонные террористы опасны?

— Девиантное и в том числе антисоциальное поведение можно условно разделить на два уровня: докриминогенный и криминогенный. Первый включает в себя незначительные нарушения норм морали и правил общественного поведения, а также мелкие проступки, не наносящие серьезной опасности обществу. Второй же, криминогенный, подразумевает действия и поступки, выраженные в уголовно наказуемых деяниях. А уголовные деяния опасны. У телефонных террористов понимание этой грани зачастую размыто. Они не всегда представляют масштаб психологического и материального ущерба, причиненного их действиями.

Неспособность сопереживать, лживость и жестокость?

— Какова же личность самого телефонного террориста?

— Увы, здесь нет устоявшегося сформированного стереотипа. Это может быть как школьник, не желающий писать контрольную работу, так и взрослый человек, живущий вне принятых в данном обществе социально-психологических и нравственных норм. Это вовсе не означает, что такие люди как-то по-особенному (антисоциально) выглядят и благодаря этому в них можно распознать потенциальную угрозу. Внешне это могут быть самые разные, обыкновенные, не похожие друг на друга люди, причем разных возрастных категорий. Но одно их все же объединяет — это неудовлетворенность. Неудовлетворенность потребностей, и она может носить самый разнообразный характер — от отсутствия эмоциональной привязанности к близким до жестокости и агрессивности по отношению к социуму.

— А таких людей можно выявить каким-нибудь психологическим тестом?

— Антисоциальное расстройство личности в виде телефонного терроризма не выявить в ситуации психологического интервью или кратковременного разговора. Оно выявляется при изучении поведения человека в течение длительного промежутка времени. Непродолжительная беседа, как правило, не дает объективной оценки. Подобное расстройство поведения не бывает кратковременным, его развертывание происходит годами, но основные отрицательные качества могут проявляться уже в детстве в виде частой лжи, отстраненности, жесткости к более слабым детям и животным, снижения социальных контактов. Но также расстройство может носить и скрытый характер и выявляться при определенных жизненных условиях. Индивидуальными особенностями антисоциальной личности являются неспособность сопереживать, испытывать близость с кем-то, искажение ценностных ориентиров, ограниченность интересов и потребностей, а также антисоциальность способов их удовлетворения.

— Так все-таки, причины во взаимодействии с обществом?

— Телефонный терроризм — разновидность преступного поведения «преступные действия, намерения которых были невинны». Эти люди таким образом взаимодействуют с социумом, наказывают его за свои собственные неудачи и собственную несложившуюся жизнь, не анализируя поступки. Сила побудительного мотива тормозит анализ его отрицательных последствий. У антисоциалов, как правило, отсутствуют угрызения совести по поводу ущерба, нанесенного другим людям. Кроме того, тревога и страх у таких людей плохо развиты, и поэтому их особенно не пугают последствия. Наказание зачастую рассматривается ими как интерес к собственной личности.

Нина Халикова для "Вечерний Петербург"